Ощущение иллюзии, или иная жизнь Скрябинина

Ощущение повтора

С недавнего времени Скрябинин стал замечать странные факты, которые настораживали его и пугали. Все, что ни происходило с ним в течение дня, он уже знал наперед, и казалось, что эти события повторялись. Когда офис-менеджер Мария приносила ему на подпись документы, Скрябинин заранее знал, какие именно это письма и отчеты, и какое содержание каждого из них. По пути на работу, он знал, где «застрянет в пробке», а где есть свободный проезд. Покупая в магазине всякую всячину, Скрябинин заранее знал ответ на свой вопрос о свежести продуктов или качестве товаров.
Это повторялось изо дня в день, и не насторожить такая закономерность, не могла. Поделиться своими опасения Скрябинин ни с кем не мог, отчего ему становилось только страшнее и тревожней.
– Что это?  –  думал перепуганный человек, сопоставляя повторяющиеся события, –  Наваждение или мистика? Или может маразм, который стал проявляться после 50? Или еще что- то, чего я не знаю, и не понимаю?
С такими тревожными мыслями он засыпал беспокойным сном, а утром просыпался от неприятных ощущений.
– Сейчас Елена подаст мне кофе, я соберусь и поеду к себе на фирму, –  размышлял он, бреясь в ванной. Так, в принципе и происходило, но это был многолетний уклад семейной жизни, и к повторению событий никакого отношения не имел.
–  А вот сейчас мне перезвонит зам, и сообщит, что у нас завтра будет происходить плановая проверка всех отгруженных товаров! – с такими мыслями Скрябинин подходил к телефону, и тут же раздавался пронзительный звонок. Все происходило, как он и предполагал – заместитель, Игорь Николаевич, встревоженным голосом сообщал ему неприятную новость, и спрашивал совета руководителя.
Так происходило ежедневно, и Скрябинин устал, мучатся в догадках. Ему хотелось бы рассказать все Елене, но он точно знал, что она его не поняла бы. Поэтому Георгий был вынужден все держать в себе, никому не рассказывая, и даже не намекая на очевидный результат. Так продолжалось достаточно длительное время, и по истечению месяца, Скрябинин просто извелся.
Так было и в это пасмурное утро, когда Георгий спешил на стоянку, чтобы забрать автомобиль и ехать в свой офис.
*****
Переходя проезжую часть, Скрябинин только услышал резкий визг тормозов, услышал сильный звук удара и ужасный крик женщины. Боли он совершенно не почувствовал, а просто плавно провалился в бездну, окутавшую его вязким и липким туманом.
На удивление, скорая прибыла достаточно быстро, медики пытались оказать первую медицинскую помощь, но ничего этого Георгий уже не видел и не слышал, находясь в бессознательном состоянии.
Елене перезвонили и сообщили, что ее муж находится в больнице, в крайне критическом состоянии. Водитель с места происшествия скрылся, даже не оказав никакой помощи пострадавшему. Сейчас автомобиль, сбивший Скрябинина, объявлен в розыск, но положительных результатов, к сожалению, пока нет.
Впервые минуты Елена оцепенела от неожиданного известия, но собрала силу воли в кулак, и быстро отправилась в Центральную больницу, куда был доставлен ее муж. В реанимацию ее, конечно, не пустили, и жена Георгия стала нервно выхаживать по коридору. Так продолжалось длительное время, но оптимистичных прогнозов никто не давал.
***** 
Георгий, как ни в чем не бывало, ловко увернулся от проносившегося лихача, который едва не зацепил его капотом, и ступил на грязный тротуар. Какое – то смутное чувство встревожило Скрябинина, и он осмотрелся по сторонам. Прохожие, словно застыли, позабыв о своих неотложных делах. Все это напоминало стоп-кадр, когда выхватывается отдельный эпизод из реального сюжета, и все остаются в непроизвольных и заставших позах.
– Что – то не так, – подумал Георгий, но в следующее мгновенье понял, что ему показалось.
По пути в офис, он поражался медлительности и нерасторопности людей, и в первую очередь, автомобилистов, которые не спешили трогаться на зеленый сигнал светофора и создавали длинные пробки. С большим трудом, преодолев небольшую дистанцию, Скрябинин все – же добрался до своего рабочего места, и припарковал машину на стоянке.
– Доброе утро, Виктор Сергеевич! – радостно поздоровался с Георгием охранник.
– Почему Виктор Сергеевич? – подумал про себя Скрябинин, но замечание делать не стал, а только кивнул в ответ головой. Поднявшись на второй этаж, где располагался его кабинет, он стремительно прошел к своему рабочему месту.
Увидев своего шефа, секретарша Мария радостно поздоровалась с ним, и неожиданно для Георгия, послала ему воздушный поцелуй. Такой фамильярности, Георгий не ожидал, и от действий офис – менеджера, просто опешил. А Мария не унималась, подошла к директору, и прошептала на ухо:
– Ты сегодня проводишь меня домой, как вчера? У меня родители уехали на дачу, мы сможем хоть немного побыть вместе.
– Что за ерунда? – подумал Скрябинин и резко отстранился от девушки.
– Витя, ты чего? – удивилась Мария, не понимая, что происходит с шефом, – Никого же нет, нас никто не видит.
– Какой я тебе Витя? – сорвался на крик Георгий, – Что ты себе позволяешь? Это уже слишком!
С этими словами Скрябинин проследовал к своему рабочему столу, громко хлопнув входной дверью. Мария замерла от неожиданности и только провела его непонимающим взглядом.
Сюрпризы в этот день для Скрябинина не закончились – заместитель, бухгалтер, менеджеры – все сотрудники обращались к нему, как к Виктору Сергеевичу. Последней каплей, которая окончательно вывела его из себя, было то, что на платежном поручении, вместо Скрябинина, стояла фамилия Анохин.
Георгий пулей выскочил из кабинета, и устремился подальше от этого странного места. В парке он нашел свободную лавочку, присел, и задумался о происходящем.
****
– Ну как он, доктор? – взволнованная Елена бросилась навстречу врачу, вышедшему из реанимационного отделения.
– Мы делаем все возможное, но, к сожалению, большой надежды нет, – медик был прям и откровенен, не находя других, более мягких слов.
Елена без сил опустилась на пол и судорожно зарыдала. Врач помог женщине подняться, усадил ее на свободный стул, и попросил медсестру присмотреть за Еленой.
Но успокоить отчаявшуюся женщину никому не удалось. Из реанимации вышел еще один врач, и по его лицу, Елена поняла, что это конец….
*****
Выйдя из парка, Георгий побрел неизвестно куда, даже не осознавая, где он находится и где должен быть. Мимо проходили угрюмые люди, нерасторопные в своих действиях и движениях. Все было как во сне, и Скрябинин никак не мог выйти из этого состояния. Но что-то тревожно-волнующее подкатывало к горлу, вызывая приступы слабости и сильного раздражения.
Впереди замаячила траурная процессия, раздались раздирающие звуки похоронного марша. Георгия ощутил неприятный холодок по всему телу, ему резко затошнило. Траурная процессия двигалась медленно, и Скрябинин смог ее быстро догнать.
– Странно, а что здесь делает мой брат, он вроде не говорил, что у него кто-то из знакомых умер? – про себя подумал Скрябинин, – А мой зам, Игорь Николаевич, как попал сюда, ведь он поехал в налоговую предъявлять документы?
Взгляд Георгия упал на венки, которые несли знакомые люди следом за катафалком. «Дорогому Георгию Михайловичу от скорбящих сослуживцев» - гласила надпись на одном из них.
– Так это же я, Георгий Михайлович! – страшная догадка пронзила его сознание, – Что здесь происходит?
И тут он увидел женщину в трауре, поддерживаемую под руки сестрой и соседкой по этажу.
– Елена! – хотелось закричать Георгию, но почему – то голос пропал, и он не мог вымолвить ни слова. Участники процессии не обращали на Скрябинина никакого внимание, словно его не было рядом, и они его не видели.
Георгий понял – для всех он умер, и его нет в живых. А есть какой – то Анохин Виктор Сергеевич, который совершенно не похож на почившего Скрябинина Георгия Михайловича. И никто из друзей, родственников, знакомых никогда не узнает о том, что он жив и даже здоров. От этой мысли Георгию стало плохо, и он отстал от траурной церемонии.
– Что ж, надо смириться и привыкать к мысли, что я уже не тот, и зовут меня не так, – подумал экс-Скрябинин, и, развернувшись, зашагал в неизвестном направлении.





Отправка комментария

0 Комментарии